По автору:

Мысли Джозефа Аддисона

Взрослея, мы становимся серьезнее, и это, позволю себе заметить, первый шаг к тому, чтобы поглупеть.

Когда на трон садится добрый монарх, самое время издавать законы против беззакония власти.

Слова, если только они хорошо подобраны, обладают такой силой, что описанное на бумаге нередко производит более яркое впечатление, чем увиденное воочию.

Хотя я всегда серьезен, что такое меланхолия, мне неведомо…

Поэзия опер обыкновенно настолько же плоха, насколько хороша их музыка.

Злословие и насмешка — вот что пользуется у публики неизменным спросом.

Женщина слишком чистосердечна и принципиальна, чтобы внять голосу рассудка…

Из всех представителей рода человеческого зависти и злословию более всего предаются плохие поэты.

Тот, у кого тонкий нюх на всякого рода намеки и выпады, принимает самые невинные слова за обман и подстрекательство — зато на вопиющие пороки и заблуждения обращает внимание только в книгах.

Нет иной защиты от порицания, кроме безвестности.

Люди набожные воздерживаются от неблаговидных поступков из страха; люди чести — из презрения к такого рода поступкам.

Человек — наиболее склонное к веселости из творений Всевышнего; все, что ниже, и все, что выше его, серьезно.

Трудно себе представить, что сталось бы с человеком, живи он в государстве, населенном литературными героями.

Нет более приятного упражнения для ума, чем благодарность; выражение благодарности сопровождается таким внутренним удовлетворением, что обязанность в полной мере искупается исполнением.