По автору:

Высказывания, изречения, афоризмы Аристотеля

Характер, сообщаемый богатством, есть характер человека неразумного и счастливого.

Пользоваться изречениями прилично (…) относительно того, в чем человек опытен (…), употребление же изречений по поводу того, в чем человек неопытен, есть признак неразумия и невоспитанности.

Ненависть более рассудочна [чем гнев]: ведь гнев сопряжен с горестным чувством, так что нелегко быть рассудительным; напротив, вражда горечи в себе не содержит.

Шутка есть ослабление напряжения, поскольку она отдых.

Ямб есть (…) форма речи большинства людей.

Скупость (…) неизлечима (…); она теснее срослась с природой человека, чем мотовство. Большинство ведь, скорее, стяжатели, чем раздаватели.

Юноши (…) легко доступны состраданию, потому что считают всех честными и слишком хорошими: они мерят своих ближних своей собственной неиспорченностью.

Добродетель мы обретаем, прежде что-нибудь осуществив, так же как и в других искусствах. (…) Строя дома, становятся зодчими, а играя на кифаре — кифаристами. Именно так, совершая правые поступки, мы делаемся правосудными, поступая благоразумно — благоразумными, действуя мужественно — мужественными. (…) Короче говоря, повторение одинаковых поступков порождает соответствующие нравственные устои.

Чем меньше полномочий у царской власти, тем она долговечнее.

Гражданин должен (…) властвовать над своим (…) государством.

Никто лучше мужественного не перенесет страшное.

Воспитание — в счастье украшение, а в несчастье — прибежище.

Привычка — вторая натура.

Прорицатели выражаются о деле общими фразами именно потому, что здесь менее всего возможна ошибка. Как в игре в «чет и нечет» скорее можно выиграть, говоря просто «чет» или «нечет», чем точно обозначая число.

Рука есть орудие орудий.

Друг всем — ничей друг.

Мудрость — это самая точная из наук.

[Старики] более живут воспоминанием, чем надеждой, потому что для них остающаяся жизнь коротка, прошедшая длинна (…). В этом же причины их болтливости: они постоянно говорят о прошедшем, потому что испытывают наслаждение, предаваясь воспоминаниям.

То, ради чего совершено много трудов и сделано много издержек, (…) [уже поэтому] представляется благом.

Чтобы уметь судить о деле, нужно самому уметь его делать.