По автору:

Изречения Макса Бирбома

Моды образуют круг, и, двигаясь по этому кругу, мы всякий раз оказываемся дальше от самой последней моды, чем от давно устаревшей.

Заурядные святые обычно не сохраняются в памяти потомков, зато самые заурядные грешники живут в веках.

Англия, мне кажется, — это единственная страна, в которой антипатриотическая пьеса пройдет «на ура»… ведь самомнение наше столь велико, что от унижения не страдает.

Завидуя гению, бездарь тешит себя надеждой, что гений все-таки плохо кончит.

Можно, не рискуя ошибиться, сказать, что человечество делится на две категории: хозяева и гости.

Трагедия маститого критика: задолго до того, как завоевано право так называться, утрачена связь и с жизнью, и с искусством. Мастит, а сказать нечего.

Красота и страсть к знаниям никак не вступят в законный брак.

Утонченные литературные мастера редко гениальны. Ведь гениальность небрежна, она, по самой сути своей, всегда тороплива. Гению не до утонченности…

В Оксфорде и Кембридже исподволь учат всему тому вздору, который с таким трудом выбивали из нас в школе.

Она (Зулейка Добсон) принадлежала к той категории женщин, которые, оказавшись на необитаемом острове, целыми днями ищут на песке отпечаток голой мужской ступни.

Нет большего бедствия за обеденным столом, чем гость, который норовит пересказать все свои сны.

Чем человек менее жизнеспособен, тем он более чувствителен к искусству с большой буквы.

Она принадлежит к тем женщинам, которые говорят: «Я ничего не смыслю в музыке, но должна сказать…»

Комедия апеллирует к голове, трагедия — к сердцу.

Если женщина по-настоящему любит собак, можно не сомневаться, что она разочаровалась в любви к мужчинам.