По автору:

Мысли Макса Бирбома

Премьера — почти такая же пытка, как вернисаж…

Пусть молодые время от времени бунтуют. Но было бы полезнее, если б они призывали не к лучшему будущему, а к лучшему прошлому…

Прошлое — это законченное произведение искусства безупречного вкуса и формы, начисто лишенное любых несообразностей.

Все, что стоит делать, уже делалось, поэтому теперь, мне думается, есть смысл обратить внимание на то, чего делать не стоит.

Для подробного и исчерпывающего описания эпохи необходимо перо, куда менее талантливое, чем мое.

Только безумцы принимают себя всерьез.
Многие неразумные вещи естественны. Все естественное — в той или иной мере неразумно.

В прошлом всегда есть что-то абсурдное.

Человек, который вносит в искусство что-то новое, жестоко за это расплачивается: к нему со всех сторон сбегаются эпигоны и продают его оригинальный вклад по дешевке.

Жизненный опыт я черпаю прямо из жизни — быть может, поэтому я так непозволительно груб.

В конечном счете, лишь благодаря ревностному служению единиц, хорошие книги становятся классическими.

Настороженность человека к сатире можно понять. Сатира всегда бесчестна, ибо является выражением ненависти ко всему тому, что безотчетно нами любимо.

К сведению политиков. Коль скоро ораторским искусством владеют лишь немногие из вас, коль скоро лишь единицы способны выражаться ясно, гладко и без банальностей, было бы гораздо лучше (и для публики, и для вас самих), если бы вы обращались к народу, стоя за закрытым окном.

Нельзя создать человека, поставив овцу на задние ноги. Но можно создать человеческую толпу, поставив на задние ноги стадо овец.

Только душевнобольные принимают друг друга совершенно всерьез.

Чтобы точно и обстоятельно описать эти годы, необходимо гораздо менее блестящее перо, чем мое.