По автору:

Изречения Эдмунда Бёрка

Эти нежные историки… обмакивают свои перья в молоко человеческой доброты.

Обращаясь к правительству за куском хлеба, они при первых же лишениях откусят руку, их кормившую…

Суеверие — религия слабых умов.

Для заурядных умов единственным надежным критерием мудрости служит успех.

Богу было угодно даровать человечеству энтузиазм, чтобы возместить отсутствие разума.

Существует предел, после которого терпение и терпимость перестают быть добродетелью.

Обычно чем больше советников, тем меньше свободы и разномыслия.

История — это союз между умершими, живыми и еще не родившимися.

Своим терпением мы можем достичь большего, чем силой.

Одолжения не сближают людей… тот, кто одолжение делает, не удостаивается благодарности; тот же, кому оно делается, не считает это одолжением.

Терпимость хороша, если она распространяется на всех — или если не распространяется ни на кого.

Рабство… — это сорная трава, что растет на любой почве.

Идея может быть благовидной в теории и разрушительной на практике, и, напротив, — в теории рискованной, а на практике превосходной.

Красноречие высоко ценится в демократических государствах, сдержанность и благоразумие — в монархиях.

Утонченные рассуждения подобны крепким напиткам, что расстраивают мозг и гораздо менее полезны, чем напитки обычные.

Они защищают свои ошибки, словно свое родовое имущество.

Красота, погруженная в печаль, впечатляет более всего.

Все монархи — тираны в политике, все подданные — бунтовщики в душе.

Не могу взять в толк, каким образом можно предъявить обвинительный приговор всему народу.

Монархи любят водить дружбу со всяким сбродом. Это у них в крови.

12345