По автору:

Мысли Веслава Брудзиньского

Степени роскоши: собственная машина, собственная вилла, собственное мнение.

Читая проповедь, убедись, обеспечен ли надежный отход с амвона.

Хуже всего запоздавшее эхо, которое отзывается, когда ты уже отрекся от сказанного.

Иные судорожно держатся за руль, чтобы не упасть.

Где взять нужного человека, чтобы узнать, в самом ли деле нужный человек находится на нужном месте?

У лжепророков документы обычно в полном порядке.

Надо полагать, неспроста восхищение обычно немое, а возмущение громкое.

Он утверждает, что в своих книгах спускается до читателя, а на самом деле читатель опускается вместе с ним.

Там, где в основе лежит несправедливость, справедливость в мелочах только усугубляет ее.

Автор, на счету которого два-три скромных успеха и множество крупных провалов, ценится выше, чем тот, на счету которого одни только скромные успехи.

Свидетельство о его безусловной верности было подписано обоими господами, которым он служил.

На проповеди прихожане ловят каждое слово, доносящееся из исповедальни.

Они поделились: один взял на себя вину, другой — покаяние.
Опасайся специализации: стоит тебе хоть раз удачно выступить в роли обиженного, и ты уже никогда не получишь другой роли.

«Берегитесь Сциллы!
Харибда».

Среди прочих существуют награды за военное мужество и гражданскую трусость.

Кадя одному, можно выкурить другого.

Исключения делают правило знаменитым.

В свое оправдание он сказал, что оплевывал еретика лишь для того, чтобы загасить костер.

Совершенно бесполезных людей всегда можно заменить теми, кто был бы полезен где-то в другом месте.

Беда эху, которое запаздывает.