По автору:

Высказывания Уинстона Черчилля

Если мы хотим сбить человека с ног, то только с одной целью: чтобы он поднялся с земли в лучшем расположении духа.

Мы ждем давно обещанного вторжения. И рыбы — тоже. (1940)

Нет никаких сомнений, что власть гораздо приятней отдавать, чем брать.

В моей стране представители власти горды тем, что являются слугами государства; быть его хозяином считалось бы позором.

Первая трагедия России — рождение Ленина; вторая — его смерть.

Предсказать, как поведет себя Россия, — невозможно, это всегда загадка, больше того — головоломка, нет — тайна за семью печатями.

Политический талант заключается в умении предсказать, что может произойти завтра, на следующей неделе, через месяц, через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

Парламент может заставить народ подчиниться, но не согласиться.

Пуля, попавшая в ногу, делает из смелого человека труса; от удара по голове мудрец становится дураком. Я где-то читал, что достаточно двух стаканов абсента, чтобы честный человек превратился в жулика. А значит, дух еще не одержал окончательную победу над плотью.

Если истина многогранна, то ложь многоголоса.

Судьба обошлась с Россией безжалостно. Ее корабль затонул, когда до гавани оставалось не более полумили. (1917)

Что может быть более увлекательного, чем видеть, как в вас целятся и не попадают?!

Победу в войне нельзя гарантировать, ее можно только заслужить.

Бэсси Брэддок (член парламента):
— Уинстон, вы пьяны!
Черчилль:
— А вы, Бэсси, уродливы. Я-то завтра буду трезв.

Индия — это не страна, это географический термин; называть Индию «нацией» все равно что называть «нацией» экватор.

Нельзя представить возрожденную Европу без сильной Франции… Я всю жизнь стремился к тому, чтобы Франция была сильной, я никогда не терял веры в ее судьбу… (1946)

Главный урок истории заключается в том, что человечество необучаемо.

Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министрам остается только мечтать.

Все, кто знал Таунсэнда, его любили. Согласитесь, для военачальника это комплимент сомнительный.

Совесть и ложь — непримиримы. В отрыве от истины совесть — не более чем глупость, она достойна сожаления, но никак не уважения.

12345