По автору:

Мысли Филипа Дормера Стенхопа Честерфилда

В погоне за похвалой лучшая приманка — скромность.

Быть правым — сомнительное удовольствие. Удовольствие — суметь доказать, что другие не правы.

Если когда-нибудь я поумнею, никто, никогда не увидит меня смеющимся.

Вежливость и хорошие манеры совершенно необходимы для того, чтобы украсить любые другие достоинства и таланты. Без них никакие знания, никакое совершенство не предстают в надлежащем свете. Без них ученый обращается в педанта, философ — в циника, военный — в грубого скота, так что и с тем, и с другим, и с третьим неприятно даже встречаться.

Молодые люди столь же склонны считать себя мудрыми, сколь пьяные — трезвыми.

Советы редко принимаются с благодарностью; те, кто больше всего в них нуждается, реже всего ими пользуется.

Куда бы мы ни шли, репутация наша — неважно, хорошая ли, дурная — нас обязательно опередит.

Мысли лучших умов всегда становятся в конечном счете мнением общества.

Человек воспитанный умеет говорить с нижестоящими людьми без заносчивости, а с вышестоящими — уважительно и непринужденно.

Кто сам говорит о своих достоинствах, тот смешон, но кто не сознает их — глуп.

Женская красота и мужской ум большей частью пагубны для их обладателей…

Веди спокойную жизнь — и ты умрешь со спокойной совестью.

Чтобы завоевать расположение женщины, требуется одна и та же лесть; чтобы понравиться мужчине — всякий раз разная.

Надо уметь молчать вообще обо всем, что имеет значение лишь для тебя одного.

В вопросах брака и религии я не советчик — не хочу, чтобы из-за меня люди мучились и на земле, и на небе.

Старательно избегай всякой дружбы с дураками и плутами, если в отношениях с такими людьми вообще применимо слово «дружба».

Знания могут придать человеку вес, но только воспитанность может придать ему блеск, а людей видящих гораздо больше, нежели способных взвесить.

Частый и громкий смех есть признак глупости и дурного воспитания.

Когда заметишь, что противник твой горячится, положи конец спору какой-нибудь шуткой.

Благодарность — это тяжкое бремя, лежащее на нашей несовершенной природе.