По автору:

Высказывания Гилберта Честертона

Каждый хочет, чтобы его информировали честно, беспристрастно, правдиво — и в полном соответствии с его взглядами.

Надменное извинение — еще одно оскорбление.

Стремление к свободной любви равносильно желанию стать женатым холостяком или белым негром.

Ничто не наводит в наш век большего уныния, чем увеселения.

Постоянно подвергаться опасностям, которые нам не угрожают, давать клятвы, которые ничем нас не свяжут, бросать вызов врагам, которые нам не страшны, — вот фальшивая тирания декаданса, которая зовется свободой.
Любовь, по природе своей, сама связывает себя, а институт брака лишь оказал рядовому человеку услугу, поймав его на слове.

Нелепость признак достоинства.

Зло подкрадывается, как болезнь. Добро прибегает запыхавшись, как врач.

В великом произведении всегда содержится простейшая истина в расчете на простейшее прочтение.

Если что-либо действительно стоит делать, стоит делать это и плохо.

Существует большая разница между человеком, который хочет прочесть книгу, и человеком, которому нужна книга, чтобы почитать.

Мужчины — люди, но Мужчина — женщина.

Храбрость: сильнейшее желание жить, принявшее форму готовности умереть.

Воспитание детей всецело зависит от отношения к ним взрослых, а не от отношения взрослых к проблемам воспитания.

Любая мода — форма безумия. Христианство потому и немодно, что оно здраво.

Тот, кто хочет всего, не хочет ничего.

Серьезные сомнения чаще всего вызываются ничтожными мелочами.

Многие из тех, кто способен сочинить эпическую поэму, не способны написать эпиграмму.

Демократы ратуют за равноправие при рождении. Традиция выступает за равноправие после смерти.

Кощунство умирает вместе с религией; если вы сомневаетесь в этом, попробуйте кощунствовать против Одина.

Когда человечество уже не производит на свет счастливых людей, оно начинает производить оптимистов.