По автору:

Афоризмы Гилберта Честертона

Журналистика — это когда сообщают: «Лорд Джон умер», — людям, которые и не знали, что лорд Джон жил.

Мы так погрязли в болезненных предубеждениях, так уважаем безумие, что здравомыслящий человек пугает нас, как помешанный.

Христианский идеал — это не то, к чему стремились и чего не достигли; это то, к чему никогда не стремятся и чего достичь необыкновенно сложно.

Есть только три вещи на свете, которых женщины не понимают: это Свобода, Равенство и Братство.

Они (современные философы) подчиняют добро целесообразности, хотя всякое добро есть цель, а всякая целесообразность — это не более чем средство для достижения этой цели.

В женщине больше непосредственной, сиюминутной силы, которая зовется предприимчивостью; в мужчине больше подспудной прибереженной силы, которая зовется ленью…

Материалисты и сумасшедшие не знают сомнений.

Единственное истинное благо — неоплатный долг.

Художественный темперамент — болезнь, которой подвержены все любители.

Молчание — невыносимая реплика.

Если женщина станет товарищем, вполне возможно, что ей по-товарищески дадут коленкой под зад.

Вор чтит собственность. Он хочет ее присвоить, чтобы чтить еще больше.

Для детской натуры пессимиста каждая смена моды — конец света.

Если вам говорят, что какой-то предмет слишком мал или слишком велик, слишком красен или слишком зелен, чересчур плох в одном смысле и так же плох в противоположном, знайте: нет ничего лучше этого предмета!

Любовь не ослепляет, куда там! — любовь связывает, и чем крепче ты связан, тем яснее видишь.

Для угнетенных хуже всего те девять дней из десяти, когда их не угнетают.

Слушать музыку во время еды — обида для повара и для скрипача.

Легкомыслие нашего общества проявляется в том, что оно давно разучилось над собой смеяться.
Я хочу любить ближнего не потому, что он — я, а именно потому, что он — не я. Я хочу любить мир не как зеркало, в котором мне нравится мое отражение, а как женщину, потому что она совсем другая.

Если вы не испытываете желания преступить хоть одну из десяти заповедей, значит, с вами что-то не так.

Главный грех журналистики в том, что в своих статьях газетчик выставляет в ложном свете себя самого.