По автору:

Высказывания, изречения, афоризмы Марка Туллия Цицерона

Старушки часто не едят по два-три дня — а отними на один день еду у атлета, и он с криком восплачется к Юпитеру Олимпийскому, которому служит, что он так больше не может. Велика сила привычки!

Философия — мать всех наук.

Дружба возможна только между хорошими людьми.

Для человека ученого и образованного жить — значит мыслить.

Если я (…) заблуждаюсь, веря в бессмертие души человеческой, то заблуждаюсь охотно и не хочу, чтобы у меня отнимали мое заблуждение, услаждающее меня, пока я живу; если же я по смерти ничего не буду чувствовать, как думают некие ничтожные философы, то мне нечего бояться насмешек умерших философов.
Если нам не суждено стать бессмертными, то для человека все-таки лучше угаснуть в свой срок; ведь природа устанавливает меру для жизни, как и для всего остального, старость же — последняя сцена в драме жизни.

Мир держит все в своих объятиях.

Геродот — отец истории.

Должно соблюдать меру, наслаждаясь удовольствием.

[Об эпикурейском учении о сотворении мира из случайного движения атомов:] Почему бы (…) не поверить также, что если изготовить (…) в огромном количестве все двадцать одну букву [латинского алфавита], а затем бросить эти буквы на землю, то из них сразу получатся «Анналы» Энния, так что их можно будет тут же и прочитать.

История — свидетельница времени, свет истины, жизнь памяти, учительница жизни, вестница старины.

Разуму не приходится выбирать, если выбор стоит между истиной и выдумкой.

Когда нечем гордиться в настоящем, хвастаются вчерашними заслугами.

Однажды мне случилось познакомиться с некоторыми греческими книгами под заглавием «О смешном». (…) Однако те, кто пытался подвести под это остроумие какие-то научные основы, сами оказались настолько неостроумны, что впору было смеяться над их тупостью. Вот почему мне и кажется, что остроумию никоим образом нельзя научиться.

Лишь только однажды кто-нибудь даст ложную клятву, тому после верить не следует, хотя бы он клялся несколькими богами.

Каждому надо иметь свое суждение.

Нет величайшей нелепости, которая не была бы сказана кем-либо из философов.

Человеческий ум воспитывается учением и мышлением.

Сочинения прекрасны именно отсутствием прикрас.

Истинный друг должен быть нашим вторым "я"; он никогда не потребует от друга ничего, кроме нравственно-прекрасного; дружба дана нам природой, как помощница в доблестях, а не как спутница в пороках.

То, что имеет силу в отношении большего, должно иметь силу и в отношении меньшего.

Есть (…) такие, дружить с которыми (…) тягостно из-за постоянства их опасения, будто их презирают; но случается это (…) лишь с теми, кто в глубине души уверен, что их и следует презирать.

Если актер хотя бы чуть-чуть нарушит ритм в своих движениях или произнесет стих, ошибившись в краткости или долготе хотя бы одного слога, он будет освистан или ошикан, а в жизни, которая требует больше меры, чем любое движение, которая должна быть слаженнее любого стиха, ты полагаешь возможным допустить ошибку хотя бы в едином слоге?

Достигнуть ее [старости] желают все, а достигнув, ее же винят.

Ежедневно сама природа напоминает нам, в сколь немногих, в сколь малых вещах она нуждается.

Дело судьи — при разборе дел всегда следовать правде; дело защитника — иногда защищать правдоподобное, даже если это не вся правда.

Если боль мучительна, она не продолжительна, а если продолжительна, то не мучительна.

Коварство предпочитает зло добру.

Лесть — помощница пороков.

Кто не стыдится, того я считаю заслуживающим не только порицания, но и наказания.

Истинно красноречив тот, кто обыкновенные предметы выражает просто, великие — возвышенно, а средние — с умеренностью.