По автору:

Высказывания, изречения, афоризмы Марка Туллия Цицерона

Мы жалеем больше тех, которые не ищут нашего сострадания.

Мировой организм есть неразрывное целое.

Счастье следует просить у бога, мудрость — приобретать самому.

Величайшее из достоинств оратора — не только сказать то, что нужно, но и не сказать того, что не нужно.

Как бы ты ни был мудр, а если тебе будет холодно, задрожишь.

О времена! о нравы!

Если нашей жизни угрожают какие-либо козни, насилие, оружие разбойников или недругов, то всякий способ самозащиты оправдан. Ибо молчат законы среди лязга оружия.

Привычка — вторая натура.

Существуют два первоначала справедливости: никому не вредить и приносить пользу обществу.

Не понимаю, почему понятие государства (…) применимо к владычеству толпы; (…) для меня на родом является только такой, который удерживает вместе согласие относительно прав.

Недостаточно обладать мудростью, нужно уметь пользоваться ею.

Я ставлю ни во что чтение без всякого удовольствия.

Грешить никому не полагается.

Превосходно, если мы сами в состоянии управлять собой.

Не философы, а ловкие обманщики утверждают, что человек счастлив, когда может жить сообразно со своими желаниями: это ложно. Преступные желания верх несчастья. Менее прискорбно не получить того, чего желаешь, чем достичь того, что преступно желать.

Искренней дружбе присуще давать советы и выслушивать их.

Их молчание — громкий крик.

Я предпочитал даже самый несправедливый мир самой оправданной войне.

Молодые умирают, как мощное пламя, на которое обрушились с силой воды, а старики — как догоревший костер, который тухнет и сам.

Надеяться разумнее, чем бояться.

Достигнутый мир лучше и надежнее ожидаемой победы.

Множество мыслей порождает многословие.

Не так легко приходят в голову доводы в защиту истинного, как в опровержение ложного.

Заменять богатство проворством ног.

Теперь ничто не пользуется таким признанием у народа, как ненависть к народным вождям.

Требовать в дружбе равенства услуг и чувств (…) — значит подчинить дружбу самому черствому и жалкому расчету: расход должен равняться приходу. Подлинная дружба (…) богаче и щедрее, она не подсчитывает постоянно, не отдано ли больше, чем получено.

Мы обычно не верим лжецу, даже когда он говорит правду. Но (…) если какой-то один сон оправдался, то вместо того, чтобы отказать в вере одному, поскольку множество других не оправдались, поступают наоборот: считают нужным верить в бесчисленное множество, ссылаясь на то, что один оправдался.

Чем талантливее и способнее человек, тем с большей раздражительностью и мучением он учит.

Разве порядочному человеку пристало лгать?

Что безнравственно, то, как бы оно ни скрывалось, все-таки не может никоим образом сделаться нравственным.