По автору:

Изречения Марка Туллия Цицерона

Есть и пить нужно столько, чтобы наши силы этим восстанавливались, а не подавлялись.

Смех исключительно или почти исключительно вызывается тем, что обозначает или указывает что-нибудь непристойное без непристойности.

По большей части, желающим научиться авторитет учителя приносит даже вред, потому что они перестают сами рассуждать (…). Я не одобряю того, что известно о пифагорейцах, которые, когда что-то утверждают при обсуждении и при этом у них спросишь: «Почему так?» — обычно отвечают: «Сам сказал!» «Сам» — это значит — Пифагор.

Путь в подземное царство отовсюду одинаков.

Мудрость — источник наук.

Даже у разбойников есть свои законы.

Нет ничего более упорядоченного, чем природа.

Почему создатели мира внезапно проснулись, после того как проспали бесчисленные века? Ведь, если не было никакого мира, века-то были? (…) По тому что и в сознании не вмещается, что было какое-то время, когда никакого времени не было.

Щедрость не знает границ.

Каждый любит самого себя не с тем, чтобы получать какую-либо награду за свою любовь, а потому, что каждый сам себе дорог. Если не применить то же самое к дружбе, то мы никогда не найдем истинного друга; ведь друг для каждого — это второй он сам.

Очевидно, что по природе каждый себе дорог.

Вообще о дружбе можно судить лишь по отношению к людям зрелого возраста и зрелой души.

Через сомнения приходим к истине.

Найдется ли кто-либо, кто, бросая целый день дротик, не попадет однажды в цель?

Следует осмотрительно делать то, что делаешь.

Если есть любовь на свете — а она есть! — то она недалека от безумия.

Дело стоит труда.

Ничто так не противоречит рассудку и порядку, как случайность.

Проза (…) труднее поэзии, ибо там есть известный твердо определенный [ритмический] закон, которому необходимо следовать, в речи же ничего не установлено наперед.

Имеющий деньги не может быть наказан.

Как Турпион Амбивий [известный актер] больше удовольствия приносит зрителям, сидящим в первых рядах, но получают удовольствие и сидящие в последнем, так молодость, глядя на наслаждения вблизи, пожалуй, больше радуется им; но ими услаждается в достаточной мере и старость, глядящая на них издали.

Именно действие придает добродетели истинную ценность и достоинство.

Гнев — начало безумия.

Предусмотрительная природа, подняв людей с земли, сделала их высокими и прямыми.

Труд как бы создает некую мозолистую преграду против боли.

[Цезарь], то внушая страх, то проявляя терпение, приучил свободных граждан к рабству.

Самой природой не дано нам познать пределы вещей.

Наибольшая польза обыкновенно несет в себе и наибольшее величие, и даже наибольшую красоту.

Между добрыми людьми — все доброе.

Как много прелести утратило бы наше счастье, если бы никто не радовался ему вместе с нами! Как трудно было бы перенести наши несчастия без друга, который испытывает их еще сильнее нас!