По автору:

Афоризмы Федора Михайловича Достоевского

Тот, кто желает увидеть живого Бога, пусть ищет его не на пустом небосводе собственного разума, но в человеческой любви.

Дурной признак, когда перестают понимать иронию, аллегорию, шутку.

Лишь трудом и борьбой достигается самобытность и чувство собственного достоинства.

В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно-полезно.

Кто хочет приносить пользу, тот и с буквально связанными руками может сделать бездну добра.

Он был ласков с теми, которым делал добро, и особенно с теми, кому делал добрее.

Тогда только очищается чувство, когда соприкасается с красотою высшей, с красотою идеала.

Свободные установления тогда хороши, когда они у людей, себя уважающих, а стало быть, уважающих и долг свой, долг гражданина.

Хорошие мысли предпочитаются блестящему слогу. Слог — это, так сказать, внешняя одежда; мысль — это тело, скрывающееся под одеждой.

…Да будут прокляты эти интересы цивилизации, и даже самая цивилизация, если для сохранения ее необходимо сдирать с людей кожу.

Нет ничего в мире труднее прямодушия и нет ничего легче лести.

Можно ли любить всех, всех людей… Конечно, нет, и даже неестественно. В отвлеченной любви к человечеству любишь почти всегда одного себя.

Человек — целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Безмерное самолюбие и самомнение не есть признак чувства собственного достоинства.

Человек есть существо, ко всему привыкающее, и, я думаю, это самое лучшее определение человека.

…Если хотите рассмотреть человека и узнать его душу, то вникайте не в то, как он молчит, или как он говорит, или как он плачет, или как он волнуется благороднейшими идеями, а смотрите на него лучше, когда он смеется. Хорошо смеется человек — значит, хороший человек.

Без идеалов, то есть без определенных хоть сколько-нибудь желаний лучшего, никогда не может получиться никакой хорошей действительности.

…Фантазия есть природная сила в человеке… Не давая ей утоления, или умертвишь ее, или, обратно, — дашь ей развиться, именно чрезмерно (что и вредно)…

Я решительно не знаю, для чего жизнь так коротка. Чтоб не наскучить, конечно, ибо жизнь есть тоже художественное произведение самого творца в окончательной и безукоризненной форме пушкинского стихотворения. Краткость есть первое условие художественности. Но если кому не скучно, тем бы и дать пожить подольше.

Чем более мы будем национальны, тем более мы будем европейцами (всечеловеками).

…Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело — тем более тут эгоизма. Люби самого себя — вот одно правило, которое я признаю. Жизнь — коммерческая сделка…

12345