По автору:

Высказывания Джорджа Савила Галифакса

Иные головы так же легко сносятся ветром, как шляпы.

Лучше допустить оплошность самой, чем указать на ошибку мужу.

Бесчестно не мириться с заблуждениями честного человека.

Когда находишься среди детей, следует быть настороже, как будто это не собственные дети, а заклятые враги.

Надежда — это добрый обман: в минуту разочарования мы злимся, но в целом без надежды не может быть удовольствия.

Деловая сметка настолько ниже образования, что человек, привыкший к последнему, едва ли испытывает склонность к первому.

Что может быть важнее для мудреца, чем хорошая память?

Рвение мошенника делает его таким же уязвимым, как невежество — дурака.

Знай мы, что человеку свойственно помнить, мы бы знали, что ему свойственно делать.

Ядовитые замечания, которые старики отпускают в адрес молодых, — это попытка старости расквитаться с молодостью.

С надеждами следует поступать так же, как с домашней птицей: подрезать ей крылья, чтобы она не могла перелететь через забор.

Высокое положение оказывает на нас столь разлагающее влияние, что отказываться от него не в нашей власти.

Дурак не вступает в диалог с самим собой. Первая же мысль захватывает его, не дождавшись ответа второй.

Проглотить обман способны многие, но разжевать его — лишь единицы.

Поскольку все, что идет нам на пользу, может в любую минуту обернуться вредом, лучше всего «сидеть тихо».

Люди никогда бы не стали верить в Бога, если бы им не разрешили верить в него неправильно.

Многие не только не управляют своими желаниями, но и с удовольствием им отдаются.

Память и совесть всегда расходились и будут расходиться в том, следует ли прощать обиды.

В могучем теле народа душа может до времени дремать, ничем себя не проявляя, но стоит Левиафану восстать, как она, подобно хищному зверю, вырвется на свободу и тут уж уговаривать ее, оказывать ей сопротивление бесполезно.

Если что спасет человечество, так это отсутствие веры.