По автору:

Изречения Кароля Ижиковского

Внезапная любовь иногда бывает необходима, чтобы объяснить себе хаос и изменить уравнение жизни.

Вы еще не умерли, чтобы говорить о вас только хорошее.

Одно дело — следовать в жизни определенному плану, другое — выбранной роли.

Если тысяча людей говорят одно и то же, то это либо глас Божий, либо колоссальная глупость.

Поэт, правда, пишет «из жизни», но лишь затем, чтобы вписать в жизнь.

Полемизировать с человеком, который стоит на твоей прежней точке зрения, — в этом есть что-то смешное, как при встрече с новым мужем своей бывшей жены.

Опомнись! Срывая маску, ты только сдерешь у него кожу с лица.

От прочитанных книг автор отделяет себя первой написанной.

Критик — усыпляет хлороформом похвал, а потом оперирует.

Жить — значит только приготовляться к жизни. Мы умираем как раз тогда, когда могли бы начать жить по-настоящему. Но Высший Судия говорит: «Дудки! Это-то и была жизнь».

К развлекательной литературе относятся примерно также, как к проституции: осуждают, но пользуются.

Афоризм, которой нравится в профиль, не следует разглядывать анфас.

Судьба дарует нам желаемое тогда, когда мы уже научились без него обходиться.

Религия — индивидуальное искусство, которым каждый занимается за счет своих собственных ресурсов и на свой собственный лад, а для нерелигиозных людей имеется суррогат в виде уже готовых религий.

Поэт — это публичное сокровище.

Дон Жуан своих любовниц взвешивал и записывал номера их туфелек.

Прежде считалось, что обязанность должна стать удовольствием, теперь удовольствие стало обязанностью.

Острота — поэзия интеллигентов, духовная жизнь которых бедна. Вместо непрерывного огня — вспышка спичек, прижимаемых пальцем к спичечному коробку.

Вот бы установить день выслушивания чужих аргументов!

Все времена — переломные.

Польские литераторы не читают меня — а я не читаю их. Их приговор единодушен? Мой тоже.

Превзойти он не может — и поэтому старается перепрыгнуть.