По автору:

Афоризмы Кароля Ижиковского

От критика требуют, чтобы он камни сделал удобоваримыми.

Публицист Ж. пишет пинками и зуботычинами. Он сам называет это: «Клеймить раскаленным железом».

«И ты, Брут, против меня?» — сказал умирающий лев ослу, которой его лягнул. Услышав это, осел чмокнул и побежал к знакомым хвастаться.

Пристрастность не исключает правоты. Гнев — плохой советчик, но какой проницательный аналитик!

Творец новых невозможностей.

Умерших мы видим в эстетическом ореоле, характерном для завершенных творений. А ведь они не завершены тоже — нетерпеливый режиссер прогнал их со сцены прежде, чем они успели вжиться в свою роль.

Этика бывает либо активная, творческая — либо пассивная, покаянная, этика нетерпимости к себе и к другим, которая только и может, что копаться в так называемых грехах; и временами позорно быть правым.

Они говорят, что согласны со мной. А я не люблю противников, которых нельзя застать дома.

Человек преобразит мир и мир уничтожит, все совершит и все перетерпит — при условии, что у него будет свидетель. История, поэзия, памятники заменяют ему такого свидетеля. Он неустанно ищет свидетеля. Его мысль возникает лишь для свидетеля и лишь поэтому является мыслью. Даже его одиночество — это общение со свидетелем, и такое одиночество — самое подлинное.

До чего же просто плодить афоризмы, выворачивая наизнанку ходячие фразы и поговорки.

Действуя инкогнито, Господь не затыкает рты своим жертвам — им позволено обманываться и роптать.

Не считая краешка текущего мгновения, весь мир состоит из того, что не существует.

Бога ради, не пишите такой чепухи, иначе я возомню себя гением!

Б. и В. — беседа двух каталогов; один в другом переворачивал карточки.

Бывают колченогие столы, под которые подкладывают Библию — чтоб не шатались.

Обойти трудность при помощи жертвы, вместо того чтобы преодолеть, победить ее, — неэтично. Такая жертва — отступное, и только.

Осел лягнул умиравшего льва, это правда. Но когда умирал осел, лев нашел его и сожрал еще живого.

Богатство ассоциаций не всегда свидетельствует о богатстве воображения.

О многих жертвах после жалеют — уменьшает ли это их ценность?

Поэт организует хаос и дезорганизует шаблон.

Политики упрекают поэзию в том, что она далека от жизни; но поэты могли бы заметить политикам, что их политика нередко еще дальше от жизни.

Критик — не дополнение к художнику, как вогнутость к выпуклости, но соперник.