По автору:

Афоризмы Ралфа Уолдо Эмерсона

Каждая сожженная книга освещает мир.
После автора хорошего изречения на втором месте стоит тот, кто первым его процитировал.

Культура и внешний лоск — совершенно разные вещи.

Люди, желающие внушать ужас, тем самым показывают, что они трусы.

Деньги часто слишком дорого стоят.
Прошлое предназначено служить нам, но завладеть им мы можем только при условии его подчинения настоящему.

Меня не возмущают наши пороки, но, признаюсь, мне стыдно за наши добродетели.

Мы просим себе долгой жизни, а между тем значение имеют только глубина жизни и ее высокие мгновения. Будем же измерять время мерой духовной!

Влияние идей пропорционально. В качестве объектов науки они доступны немногим. Но все люди могут возноситься благодаря благочестию или страсти в их края. И ни один человек не прикасается к этим божественным натурам без того, чтобы самому не становиться в известной степени божественным. Подобно новой душе, они обновляют тело. Мы становимся физически подвижными и светозарными; мы шествуем по воздуху; жизнь перестает быть тягостной, и нам кажется, что она никогда уже более таковой не будет. Никто не боится в их ясном и светлом обществе старости, или несчастья, или смерти, ибо среди них человек занесен далеко за пределы изменяющегося. Пока мы глядим на обнаженную природу Справедливости и Истины, мы ознакомляемся с различием между абсолютным и условным, или относительным. Мы познаем абсолют. Мы словно впервые существуем, мы становимся бессмертными, ибо узнаем, что время и пространство суть отношения материи; что они не имеют никакого сродства с восприятием истины или добродетельной волей.

Религия одной эпохи литературное развлечение следующей.

Всегда делай то, что ты боишься сделать.

Всякая стена — это дверь.

Искусство — ревнивая любовница.

Люди видят лишь то, что готовы увидеть.

Мудрый человек всегда встает на сторону тех, кто на него нападает. Он больше, чем они, заинтересован найти в себе слабое место.

Герой не храбрее обычного человека, но сохраняет храбрость на пять минут дольше.

Существующий мир — не фантазия. Нельзя безнаказанно относиться к нему как к фантазии.

Слишком близкое сходство с жизнью убийственно для искусства.

Самая возвышенная истина завтра, в свете новой мысли, может показаться тривиальной.

Доброта должна быть не лишена известной твердости, иначе это не доброта. Когда проповедуют любовь, в которой излишне много хныканья и слезливости, в противодействие надо учить ненависти.

Пока человек остается верен самому себе, все играет ему на руку — правительство, общество, и даже солнце, луна и звезды.

Только та поэзия, что делает меня чище и мужественнее.

1234567