По автору:

Мысли Томаса Карлейля

Нет более печального доказательства ничтожности человека, чем неверие в великих людей.

[…] Сколько есть в народе людей, которые вообще могут видеть незримую справедливость неба и знают, что она всесильна на земле, — столько людей стоит между народом и его падением. Столько, и не больше. Всемогущая небесная сила посылает нам все новых и новых людей, имеющих сердце из плоти, не из камня, а тяжелое несчастье, и так уже довольно тяжелое, окажется учителем людей! […]

Гениальность — это прежде всего выдающаяся способность быть за все в ответе.

Всякий труд благороден, и благороден один лишь труд.

Самый несчастный из людей тот, для кого в мире не оказалось работы.

На нашем лучезарном небосклоне всегда сыщется темное пятно — и это наша собственная тень.

Наличные — не единственная связь человека с человеком.

[…] Всюду, постоянно должен человек «расплачиваться ценой жизни», он должен, как солдат, исполнять свое дело за счет своей жизни. […]

Тяготы способны перенести сотни людей, благополучие — лишь единицы.

Хорошо написанная жизнь — почти такая же редкость, как хорошо прожитая.

Не будьте рабом слов.

Здоровье — великое дело как для того, кто им пользуется, так и для других.

Слепой может объехать весь мир и ничего не заметить.

Здоровый человек — самое драгоценное произведение природы.

Поклонение героям должно выразиться в том, что сами мы будем героически настроены.

Идеал в тебе самом. Препятствия к достижению его — в тебе же. Твое положение есть тот материал, из которого ты должен осуществить этот идеал.

Новая точка зрения всегда оказывается в меньшинстве…

Человек не может быть неисправимо плохим, если он хотя бы раз от души смеялся.

Если вы желаете удержать человека от какого-нибудь поступка, заставьте его разговориться на эту тему: чем больше люди говорят, тем меньше у них склонности делать.

Как бы часто нам ни внушали, что более близкое и подробное ознакомление с людьми и вещами уменьшит наше восхищение или что только темное и наполовину незнакомое может казаться возвышенным, мы все-таки не должны этому безусловно верить. И здесь, как и во многом другом, не знание, а лишь малое знание заставляет гордиться, и на место восхищения узнанным предметом ставит восхищение самим узнавшим. […]