По автору:

Афоризмы Томаса Карлейля

Писатель — тот же священнослужитель.

Сентиментальные люди — самые бессмысленные из смертных…

Счастлив тот народ, чьи анналы отсутствуют в исторических книгам.

Людям следует быть скромнее.

Гении — наши настоящие люди, наши великие люди, вожди тупоумной толпы, следующей за ними, точно повинуясь велениям судьбы. […] Они обладали редкой способностью не только «догадываться» и «думать», но знать и верить. По натуре они склонны были жить, не полагаясь на слухи, а основываясь на определенных воззрениях. В то время как другие, ослепленные одной наружной стороной вещей, бесцельно носились по великой ярмарке жизни, они рассматривали сущность вещей и шли вперед как люди, имеющие перед глазами путеводную звезду и ступающие по надежным тропам.

Самая большая вина — не сознавать свою вину.

Любая реформа, кроме моральной, бесполезна.

С помощью цифр доказать можно все что угодно.

Человек только и живет надеждой; надежда, по сути, его единственная собственность.

Глупость и хорошее пищеварение — незаменимые качества для борьбы с лишениями.

Ничто так не научает, как сознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания.

Никто не знает, как поступит Толпа, тем более — она сама.

Благословен тот, кто нашел свое дело в жизни; большего нам не дано.

Первая обязанность человека — преодолеть страх. Пока у человека трясутся поджилки, его действия останутся рабскими.

Богатство света состоит именно в оригинальных людях. Благодаря им и их произведениям свет именно свет, а не пустыня. Воспоминание о людях и история их жизни — сумма его силы, его священная собственность на вечные времена, поддерживающая его и насколько возможно помогающая ему проталкиваться вперед сквозь неизведанную еще глубину.

Из всех проявлений человеческого творчества самое удивительное и достойное внимания — это книги. В книгах живут думы прошедших времен; внятно и отчетливо раздаются голоса людей, прах которых давно разлетелся, как сон. Все, что человечество совершило, передумало, все, чего оно достигло, — все это сохранилось, как бы волшебством, на страницах книг.

Можно обожать нечто, хотя бы оно было весьма незначительно; но невозможно обожать чистейшее, ноющее ничтожество.

Всякое величие бессознательно — в противном случае оно стоит малого или не стоит ничего.

Заблуждения мудреца положительно более поучительны, чем истины глупца, ибо мудрый парит в возвышенных областях, откуда все далеко видно, глупый же топчется по низменным проторенным дорогам.