По автору:

Высказывания, изречения, афоризмы Василия Осиповича Ключевского

В истории мы узнаем больше фактов и меньше понимаем смысл явлений.

Схоластика — точильный камень научного мышления: на нем камни не режут, но об камень вострят.

В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало; вторые беспомощны, потому что их слишком много.

Мужчина любит женщину чаще всего за то, что она его любит; женщина любит мужчину чаще всего за то, что он ею любуется.

Разница между духовенством и другими русскими сословиями: здесь много пьяниц, там мало трезвых.

Самый непобедимый человек — это тот, кому не страшно быть глупым.

Статистика есть наука о том, как, не умея мыслить и понимать, заставить делать это цифры.

Не начинайте дела, конец которого не в ваших руках.

Я слишком стар, чтобы стареть: стареют только молодые.

Глупость самая дорогая роскошь, которую могут позволять себе только богатые люди.

Повесе, чтобы соблазнить женщину, нужно больше тонкого понимания людей, чем Бисмарку, чтобы одурачить Европу.

Хотеть быть чем-то другим, а не самим собой — значит хотеть стать ничем.

Смерть — величайший математик, ибо безошибочно решает все задачи.

Женщины все прощают, кроме одного — неприятного обращения с собою.

Размышляющий человек должен бояться только самого себя, потому что должен быть единственным и беспощадным судьей самого себя.

Сладострастие есть не что иное, как властолюбивое самолюбие, разыгранное на женских прелестях.

Мужчина слушает ушами, женщина — глазами, первый — чтобы понять, что ему говорят, вторая — чтобы понравиться тому, кто с ней говорит.

Сколько времени нужно людям, чтобы понять прожитое ими столетие? Три столетия. Когда человечество поймет смысл своей жизни? Через 3 тысячи лет после своей смерти.

Прежде в женщине видели живой источник счастья, для которого забывали физическое наслаждение, ныне видят в ней физиологический прибор для физического наслаждения, ради которого пренебрегают счастьем.
Прямой путь — кратчайшее расстояние между двумя неприятностями.

Писатели, как родители, любят наделять свои детища свойствами, которых лишены сами. Оттого герои у Мопассана всегда глупы, а у Толстого — умны.

12345678