По автору:

Мысли Марка Фабия Квинтилиана

Тупые и неспособные к ученью умы — вещь столь же противоестественная, как чудовищные телесные уродства; но ведь и встречаются они редко. (…) Подавляющее множество детей подает добрые надежды; если все это с возрастом угасает, ясно, что повинна в этом не природа, а воспитание.

Легче заниматься многими предметами [попеременно], нежели одним продолжительно.

Тот, кто быстро пишет, не научится писать хорошо; но тот, кто пишет хорошо, научился писать быстро.

Излишнее старание в выборе слов заставляет усомниться в искренности чувств: где избыток искусства, там подозревают недостаток истины.

[Пусть бы] плохие учителя научили хоть не многому, да только не худому.

Всякое слово где-нибудь да оказывается подходящим.

Что говорится в народе, то, не имея определенного автора, становится как бы общим достоянием.

Наказывать детей телесно (…) низко и свойственно только рабам. (…) Ребенок, которого не исправляют выговоры, привыкнет к побоям и будет переносить их с рабским упрямством.

Свобода и распущенность — понятия одно другому совершенно противоположные.
То, что в одних случаях называется свободой, в других — называется распущенностью.

Есть такие краткие изречения или пословицы, которые всеми приняты и употребляются. Такие изречения не переходили бы из века в век, если бы всем людям не казались истинными.

Кто любит выказывать свою ученость среди глупцов, того сочтут глупцом люди ученые.

Обвинять легче, чем защищать: легче наносить раны, чем исцелять их.

Стихотворение не дулжно читать, как прозу, ибо оно есть «песнь» и поэты, по их собственному выражению, поют. Но чтение не должно переходить в доподлинное пение. (…) О таком роде чтения сохранилось меткое замечание Гая Цезаря, сделанное еще в бытность мальчиком: «Если это называется пением, то поешь ты скверно; а если чтение, зачем поешь?»

Из новых слов лучше те, что постарше, а из старых — что поновей.

Всему свойственна своя прелесть.

В грамматике вредно только то, что излишне.

Искусство [оратора] (…) прежде всего заключается в том, чтобы никто не замечал искусства.

И в старости можно научиться всему, была бы охота.

Сама природа не производит на свет быстро ничего великого. (…) Чем больше животное, тем дольше оно вынашивается.