По автору:

Высказывания, изречения, афоризмы Жана де Лабрюйера

От хитрости до плутовства — один шаг, переход от первой ко второму очень легок: стоит прибавить к хитрости ложь, и получится плутовство.

Мы так любим критиковать, что теряем способность глубоко чувствовать поистине прекрасные творения.

Признательность за услугу уносит с собой немалую долю дружеского расположения к тому, кто сделал нам добро.

Боязнь смерти мучительнее, чем сама смерть.

Столичный житель для провинциалки — то же, что для столичной жительницы — придворный.

Все говорят про глупца и хвастуна, что он глупец и хвастун; но никто не говорит этого ему, и он умирает, не зная о себе того, что знают все.

Мы хотим быть источником всех радостей или, если это невозможно, всех несчастий того, кого любим.

Скромность так же нужна достоинствам, как фигурам на картине нужен фон: она придает им силу и рельефность.

Женщина, которую все считают холодной, просто еще не встретила человека, который пробудил бы в ней любовь.

Сожаление о неразумно растраченном времени, которому предаются люди, не всегда помогает им разумно употребить его остаток.

Люди слишком мало дорожат случаем доставить радость ближнему.

Кончина наступает однажды, а ждем мы ее всю жизнь: боязнь смерти мучительней, чем сама смерть.

У подданных деспота нет родины. Мысль о ней вытеснена корыстью, честолюбием, раболепством.

О вещах серьезных следует говорить просто: напыщенность тут неуместна; говоря о вещах незначительных, надо помнить, что только благородство тона, манеры и выражений могут придать им смысл.

Только люди с низменной душой могут рассыпаться в похвалах тем, о ком до их возвышения отзывались пренебрежительно.

Склонность к осмеиванию говорит иногда о скудости ума.

Труднее всего исцелить ту любовь, которая вспыхнула с первого взгляда.

Чем больше наши ближние похожи на нас, тем больше они нам нравятся; уважать кого-то — это, по-видимому, то же самое, что приравнивать его к себе.

Одни ценят в собеседнике учтивость, другие — большие дарования и неколебимую добродетель; однако в любом случае учтивые манеры оттеняют достоинства и придают им приятность.

Человек, сильно убежденный в том, что он очень умен, почти всегда принадлежит к числу тех людей, у которых или мало ума, или вовсе нет его.