По автору:

Афоризмы Франсуа де Ларошфуко

Высшая доблесть состоит в том, чтобы совершать в одиночестве то, на что люди отваживаются лишь в присутствии многих свидетелей.

Умение ловко пользоваться посредственными способностями не внушает уважения — и все же нередко приносит людям больше славы, чем истинные достоинства.

Невозмутимость, которую проявляют порой осужденные на казнь, равно как и презрение к смерти, говорит лишь о боязни взглянуть ей прямо в глаза; следовательно, можно сказать, что то и другое для их разума — все равно что повязка для их глаз.

Сила и слабость духа — это просто неправильные выражения: в действительности же существует лишь хорошее или плохое состояние органов тела.

Искренность — это чистосердечие. Мало кто обладает этим качеством.

Уму не под силу долго разыгрывать роль сердца.

Целомудрие женщин — это большей частью просто забота о добром имени и о покое.

Наше раскаяние — это обычно не столько сожаление о зле, которое совершили мы, сколько боязнь зла, которое могут причинить нам в ответ.

Демократия умирает не из-за слабости законов, а из-за слабости демократов.

Только стечение обстоятельств открывает нашу сущность окружающим и, главное, нам самим.

Нет вернее средства разжечь в другом страсть, чем самому хранить холод.

Бывают удачные браки, но не бывает браков упоительных.

Гордость не хочет быть в долгу, а самолюбие не желает расплачиваться.

На свете мало недостижимых вещей; будь у нас больше настойчивости, мы могли бы отыскать путь почти к любой цели.

Легкое поведение — это наименьший недостаток женщин легкого поведения.

Желание вызвать жалость или восхищение — вот что нередко составляет основу нашей откровенности.

То, что мы принимаем за добродетель, нередко оказывается сочетанием корыстных желаний и поступков, искусно подобранных судьбой или нашей собственной хитростью; так, например, порою женщины бывают целомудренны, а мужчины — доблестны совсем не потому, что им действительно свойственны целомудрие и доблесть.

Трусы обычно не сознают всей силы своего страха.

Люди, верящие в свои достоинства, считают долгом быть несчастными, дабы убедить таким образом и других и себя в том, что судьба еще не воздала им по заслугам.

Пример заразителен, поэтому все благодетели рода человеческого и все злодеи находят подражателей.