По автору:

Изречения Георга Кристофа Лихтенберга

У многих людей сочинение стихов — это болезнь роста ума.

Жить против воли отвратительно; но еще ужасней было бы стать бессмертным, если этого не желаешь.

Не удивительно ли, что люди так часто сражаются за религию и так неохотно живут по ее предписаниям?

Будущее должно быть заложено в настоящем. Это называется планом. Без него ничто в мире не может быть хорошим.

Некоторые ученые накапливают знания только для того, чтобы хвалиться ими.

Самые здоровые и красивые, пропорционально сложенные люди — это те, которых ничего не раздражает.

Кто не понимает ничего, кроме химии, тот и ее понимает недостаточно.

Воспитание есть особого рода рождение.

Величайшее счастье, о котором я ежедневно прошу небо: пусть превосходят меня в силах и знаниях лишь разумные и добродетельные люди.

Есть люди, которые полагают, что все, что делается с серьезным видом, разумно.

Равенство, которого мы требуем, — всего лишь наиболее терпимая степень неравенства.

Книгой следовало бы, собственно, называть лишь ту, которая содержит нечто новое, все прочие — лишь средство быстро узнать, что уже сделано в той или иной области.

Ничто так не способствует душевному спокойствию, как полное отсутствие собственного мнения.

При отсутствии других средств характер человека никогда нельзя понять вернее, чем по той шутке, на которую он обижается.

Родители, которые замечают, что сын хочет стать поэтом, должны пороть его до тех пор, пока он либо не бросит стихоплетства, либо не станет великим поэтом.

Каждый человек имеет свою особенную манеру ошибаться, тем более что ошибки заключаются часто в неправильно понятой точности.

Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя.

Причина того, что люди так мало запоминают прочитанное, заключается в том, что они слишком мало думают сами.

Человек любит общество, будь это даже общество одиноко горящей свечки.

Выводить общие правила относительно внешнего облика гениев по бюстам великих греков и римлян не следует до тех пор, пока мы не сможем противопоставить им бюсты греческих дураков.