По автору:

Афоризмы Георга Кристофа Лихтенберга

Влюбленный в самого себя в своей любви имеет, по крайней мере, то преимущество, что у него никогда не будет много соперников.

Самая опасная ложь — это истины, слегка извращенные.

Быстрое накопление знаний, приобретаемых при слишком малом самостоятельном участии, не очень плодотворно. Ученость также может родить лишь листья, не давая плодов.

Истинную свободу и истинное ее применение лучше всего характеризуют злоупотребления свободой.

Они чувствовали давление правительства столь же мало, как и давление воздуха.

Любовь к себе имеет хотя бы то преимущество, что у нее немного соперников.

Рецензенты имеют право не только говорить людям в глаза, что они дураки, но даже доказывать им это.

Неужели вы полагаете, что Бог католик?

Очень печально, что стремление людей уменьшить зло порождает так много нового зла.

Можно порицать ошибки великого человека, но не следует из-за них порицать и самого человека.

Там, где прежде были границы науки, там теперь ее центр.

Кто имеет меньше, чем желает, должен знать, что он имеет больше, чем заслуживает.

Читать означает «брать в долг», а сделать на основе этого открытие — значит «уплатить долг».

Есть люди, которые рождаются со влечением ко злу.

Метафора гораздо умней, чем ее создатель, и таковыми являются многие вещи.

Сочувствие — неважная милостыня.

После того как Бога признало сердце, т. е. страх, его начал искать и разум, подобно тому, как бюргеры ищут привидений.

Люди, очень много читавшие, редко делают большие открытия; следует больше видеть самому, чем повторять чужие слова.

Краснеют ли от стыда в темноте? Что от испуга в темноте бледнеют, в это я верю, но в первое — нет. Потому что бледнеют только из-за себя, а краснеют и за себя, и за других.

У одного бывает неверное правописание, у другого верное неправописание.