По автору:

Мысли Мишеля де Монтеня

Мера жизни не в ее длительности, а в том, как вы ее использовали.

Очень многих я видел на своем веку, которые были доведены до совершенной тупости неумеренной жаждой знания.

Я наблюдал только одно действие розги — она или притупляет или озлобляет душу.

Когда творишь добро, сам испытываешь некое радостное удовлетворение и законную гордость, сопутствующую чистой совести.

Следовало бы иметь установленные законом меры воздействия, которые обуздывали бы бездарных и никчемных писак, как это делается в отношении праздношатающихся и тунеядцев.

Трусость — мать жестокости.

Если бы ложь, подобно истине, была одноликою, наше положение было бы значительно легче. Мы считали бы в таком случае достоверным противоположное тому, что говорит лжец. Но противоположность истине обладает сотней тысяч обличий и не имеет пределов.

Стыдливость украшает юношу и пятнает старца.

Бич человека — это воображаемое знание.

Упрямство и чрезмерный пыл в споре — вернейший признак глупости.

От недостатка уважения к себе происходит столько же пороков, сколько и от излишнего к себе уважения.

Настоящий друг — это тот, кому я поверил бы во всем, касающемся меня, больше, чем самому себе.

В природе нет ничего бесполезного.

Наука — дело очень нелегкое. Наука пригодна лишь для сильных умов.

Когда судят об отдельном поступке, то, прежде чем оценить его, надо учесть разные обстоятельства и принять во внимание весь облик человека, который совершил его.

Неукоснительно следовать своим склонностям и быть в их власти — это значит быть рабом самого себя.

Очень полезно оттачивать и шлифовать свой ум об умы других.

Нашему остроумию, как кажется, более свойственны быстрота и внезапность, тогда как уму — основательность и медлительность.

Раз мы ненавидим что-либо, значит, принимаем это близко к сердцу.

Иметь дело с людьми, которые восхищаются нами и во всем нам уступают, — удовольствие весьма пресное и даже вредное для нас…