По автору:

Изречения Гая Плиния Цецилия (младшего)

Изобразить нельзя, как одушевляют действия ума телодвижения.

Люди, преданные наслаждениям, живут будто одним днем: кончилось сегодня — и нет причины жить.

Неблагодарное дело услуга (…), если за нее требуют благодарности.

Страх — суровейший исправитель.

Рабы всех страстей сердятся на чужие пороки так, словно им завидуют, и тяжелее всего наказывают тех, кому больше всего им хотелось бы подражать.

Как в человеке, так и в государстве, тяжелее всего болезнь, начинающаяся с головы.

Старая слава молодую любит. Так уж устроено: если ты не добавишь к старым услугам новых, прежних как не бывало.

Привычка к одним и тем же занятиям вырабатывает умение, но не развивает способностей, внушает не уверенность в себе, но самодовольство.

О несчастных забывают так же, как об усопших.

И радость и утешение — в науках.

Он был особенно умен тем, что считал других умнее себя; особенно образован тем, что хотел учиться.

Честную душу сдерживает совестливость, а негодяй крепнет от своей дерзости.

Преданность негодяев так же ненадежна, как они сами.

Если ты рассчитываешь на потомков, то для них недоделанное — то же самое, что неначатое.

Как занятия дают радость, так и занятия идут лучше от веселого настроения.

Лучше сказать лишнее, чем не сказать необходимого. А потом судить о том, что лишнее, ты можешь, только прослушав все.

Толпа от самой многочисленности своей приобретает некий большой коллективный здравый смысл, и те, у кого по отдельности рассудка мало, оказавшись все вместе, имеют его в изобилии.

Никто не выслушивает порицаний терпеливее людей, больше всего заслуживающих похвал.

Все, однако, можно если не победить, то смягчить искусством и старанием.

Нет более справедливого дохода, чем тот, который принесут земля, небо, год.

О честности обвинителя лучше всего судить по самому обвинению.

12345