По автору:

Афоризмы Антуана де Ривароля

Страсти — вот ораторы многолюдных собраний.

Мученик во имя старой веры кажется нам упрямцем; мученик во имя новой — пророком.

Бывают времена, когда правительство теряет доверие народа, но я не знаю времени, когда оно могло бы доверять ему.

Деспотии гибнут из-за недостатка деспотизма, как хитрецы — из-за недостатка хитрости.

Кошка не ласкает нас: она к нам ластится.

Невинную девушку растлевают бесстыдными речами, женщине легкого поведения кружат голову почтительной любовью: в обоих случаях — неизведанным плодом.

Основополагающая мысль иудаизма состоит в том, что Бог предпочел евреев остальным народам. С помощью одной этой идеи Моисей воздвиг бронзовую стену между своей нацией и всеми другими; он сделал больше: он обрек свое несчастное племя на подлинное отлучение от вселенной и — что особенно примечательно — ценой вселенской ненависти подарил ему бессмертие.

Самодержец может быть Нероном, но порой бывает Титом или Марком Аврелием; народ часто бывает Нероном, Марком Аврелием — никогда.

Презрение должно быть самым молчаливым из всех наших чувств.

Человеческое сердце не знает пределов, человеческий ум ограничен.

У природы четыре большие декорации — времена года, вечно одни и те же актеры — солнце, луна и прочие светила, зато она меняет зрителей, отправляя их в мир иной.

Иным людям богатство только и приносит, что страх потерять его.

Глупость, сопровождаемая музыкой, танцами, обставленная блестящими декорациями, все же глупость, но ничего большего.

Богомол верит бредням других людей, философ — лишь своим собственным.

Дурные люди являют собой такое зрелище, что порождают хороших людей; точно так же зрелище нелепостей порождает хороший вкус.

1234