По автору:

Афоризмы Луция Аннея Сенеки (младшего)

Кто мудр, тот во всем смотрит на замысел, а не на исход. Начало в нашей власти; что выйдет, решать фортуне, над собой же я не признаю ее приговора.

Гнусен тот, кто, утомленный скорее жизнью, чем трудом, умирает при исполнении служебных обязанностей.

Что такое смерть? Либо конец, либо переселенье. Я не боюсь перестать быть — ведь это все равно что не быть совсем; я не боюсь переселяться — ведь нигде не буду я в такой тесноте.

Если (…) сердиться на молодых и старых за то, что они грешат, (…) придется сердиться и на новорожденных — за то, что они непременно будут грешить.

Люди верят больше глазам, чем ушам.

Из тесного угла можно вознестись к небу — только воспрянь.

Только не имея некоторых вещей, мы узнаем, что многие из них нам и не нужны.

Вымышленное тревожит сильнее. Действительное имеет свою меру, а о том, что доходит неведомо откуда, пугливая душа вольна строить догадки.

Человек, который думает только о себе и ищет во всем своей выгоды, не может быть счастлив. Хочешь жить для себя, живи для других.

Величие души должно быть свойством всех людей.

Если рост прекратился, близок конец.

Мы часто про себя желаем одного, вслух — другого, и даже богам не говорим правды.

Обходись со стоящими ниже так, как ты хотел бы, чтобы с тобою обходились стоящие выше.

Как распрямляется сжатое силой, так возвращается к своему началу все, что не движется непрерывно вперед.

Поверь мне, (…) смерть настолько не страшна, что благодаря ей ничто не страшно.

Нет ненависти пагубнее той, что рождена стыдом за неотплаченное благодеянье.

Главное лекарство от гнева — отсрочка.

Бывает красноречивым даже тот, кто молчит, и храбрым даже тот, кто сидит сложа руки, или даже — у кого руки связаны.

Мы думаем, будто смерть будет впереди, а она будет, и была. То, что было до нас, — та же смерть.

Многие утверждали, что путь к добродетелям крут и тернист; ничего подобного: можно дойти и по ровной дороге. (…) Что требует от вас меньше напряжения, чем милосердие, и больше, чем жестокость? Стыдливость не доставит вам хлопот, сладострастие вечно занято по горло. Одним словом, блюсти любую добродетель совсем не трудно, пороки же требуют постоянного внимания.

Беда не так велика, как гласят о ней слухи.

Избыток пищи мешает тонкости ума.

С кем поведешься, от того и наберешься.

Только низким путем можно снискать любовь низких.

Сколько рабов, столько врагов.

[Об умерших:] Те, кого мним мы исчезнувшими, только ушли вперед.

Цезарю многое непозволительно именно потому, что ему дозволено все.

Благо — не всякая жизнь, а жизнь хорошая.

Уродство до сих пор лучшее средство для сохранения женщиной ее добродетели.

Чистая совесть — есть постоянный праздник.