По автору:

Афоризмы Иеронима Стридонского

В одном и том же изречении иное услышит ученый; иное — неученый.

Поэта не может разгадать тот, кто не умеет сложить стиха.

Сколько и теперь людей, которые долго исполняют свои обязанности, а между тем не более как повапленные гробы, наполненные костями мертвых? Непродолжительный жар лучше продолжительной теплоты.

Святая необразованность полезна только для себя, и насколько создает церковь добродетельною жизнью, настолько же вредит церкви, если не противится разрушающим ее.

Мы не рождаемся христианами, а возрождаемся.

Греческий мудрец Фемистокл (…), проживши 107 лет, (…) сказал, что ему жаль расставаться с жизнью в то время, когда он только начал быть умным.

О если бы я имел книги всех авторов, чтобы косность ума вознаграждалась прилежанием в чтении!

Какое благо в здоровье — показывает болезнь.

Жену распутную уберечь нельзя, а целомудренную стеречь не следует.

Достойно похвалы не то, что ты был в Иерусалиме, а то, что ты хорошо жил в Иерусалиме. (…) Места крестной смерти и воскресения доставляют пользу тем только, кои несут крест свой и ежедневно воскресают со Христом (…). Небесный храм равно виден и из Иерусалима, и из Британии, ибо Царство Божие внутри нас.

Само произношение букв и первые начатки учения иначе преподаются ученым, и иначе — невеждой.

Они одно и считают за святость, уверяя, что они ученики рыбарей, как будто люди потому лишь могут быть праведны, что ничего не знают.

Обязанность монаха не учить, а плакать; он оплакивает или себя, или мир.

[Об обучении девочки:] Бранить ее не следует, но нужно возбуждать ее способности похвалами (…). Больше всего следует остерегаться, чтобы она не возненавидела учение, чтобы отвращение к нему, сложившееся в детстве, не перешло за молодые годы.

В оправдание собственной виновности думают: нет святых, все достойны порицания.

Когда подумаю о себе, что достиг уже верха добродетелей, окажусь только в начале пути.

Евангелие учит, что тому, кто захочет судиться с нами и тяжбою и кляузами отнять рубашку, нужно отдать и верхнюю одежду; но не заповедует, чтобы мы благодарили его и с радостью теряли принадлежащее нам.